Право на свободу и личную неприкосновенность конституция

Статья 22 Конституции России

Право на свободу и личную неприкосновенность конституция

Текст Ст. 22 Конституции РФ в действующей редакции на 2021 год:

1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

2. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Комментарий к Ст. 22 Конституции Российской Федерации

Конституционное право на свободу является одним из наиболее значимых и емких социальных благ. Оно предоставляет людям возможность пользоваться личной (гражданской), политической, экономической и духовно-культурной свободой, создавая тем самым условия, необходимые для всестороннего развития личности, обеспечения функционирования демократического общества в целом.

В соответствии со ст. 1 Всеобщей декларации прав человека «все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах».

Исходя из закрепленного в Декларации идеала свободной личности, Международный пакт о гражданских и политических правах, в частности, предусматривает, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность (п. 1 ст.

9); никто не должен содержаться в рабстве, в подневольном состоянии, не должен понуждаться к принудительному труду (ст. 8); ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам (ст. 7).

Из положений названных и иных международно-правовых документов видно, что право на свободу трактуется достаточно широко, охватывая сферу как физической (биологической), так и социальной жизни человека.

Право на свободу, так же как и права на жизнь и достоинство личности, является объемным, сложносоставным правомочием, включающим в себя комплекс конкретных прав и свобод, реализуемых в сферах личной (свобода выбора места пребывания и жительства, передвижения, действий, неприкосновенность личной жизни и жилища), политической (свобода мысли, слова), профессионально-экономической (свобода труда), духовно-культурной (свобода творчества, совести) жизнедеятельности человека. права на свободу более детально раскрывается в ст. 23, 26, 27, 29 Конституции РФ и законодательных актах, посвященных тем или иным видам свободы личности.

Одним из важнейших элементов свободы личности является его личная неприкосновенность — наиболее значительное право человека, которое он приобретает от рождения.

Это означает, что каждый, независимо от пола, национальности, вероисповедания и т.п.

, вправе совершать любые действия, не противоречащие закону, не подвергаясь какому-либо принуждению или ограничению в правах со стороны кого бы то ни было.

Институт личной неприкосновенности включает физическую (это сама жизнь, здоровье человека, его физическое состояние) и морально-духовную неприкосновенность (честь, достоинство личности).

Обеспечение физической неприкосновенности личности предполагает создание достаточных гарантий от каких-либо посягательств на ее жизнь, здоровье, половую неприкосновенность, свободу физической активности как со стороны государства в лице его органов и должностных лиц, так и со стороны отдельных людей. Обеспечение морально-духовной неприкосновенности охватывает комплекс мер, направленных на защиту от посягательств на нравственное и психическое здоровье личности, интеллектуальную и волевую сферу сознания человека.

Гарантируя свободу и личную неприкосновенность, законодатель широко использует регулятивные и охранительные возможности права. Так, принятые 22 июля 1993 г.

Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан устанавливают, что любое медицинское вмешательство допускается только с согласия пациента или его законных представителей (если речь идет о несовершеннолетних, не достигших 15 лет, или недееспособных гражданах).

Без согласия пациента медицинская помощь может оказываться лишь в случаях, когда его состояние не позволяет ему выразить свою волю (ст. 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан).

При этом решение о медицинском вмешательстве вправе принимать консилиум, а при невозможности собрать таковой — лечащий (дежурный) врач, который обязан уведомить об этом должностных лиц лечебно-профилактического учреждения (и законных представителей). Решение о принудительной госпитализации вправе принять только суд.

Сходное правило закреплено и в ст. 11 Закона РФ от 2 июля 1992 г.

N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», в соответствии с которой лечение без согласия лица, страдающего психическим расстройством, или без согласия его законного представителя может проводиться лишь в случаях, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, или когда, как сказано в ст. 29, психическое расстройство обусловливает опасность лица для себя или окружающих, его беспомощность или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения состояния здоровья.

Согласно ст. 1 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека»*(104), трансплантация органов или тканей человека допускается лишь при наличии согласия донора и только при условии, что его здоровью не будет причинен значительный вред.

Федеральный закон от 30 мая 1995 г.

«О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», вводя комплекс мер, обеспечивающих профилактику и лечение этого заболевания, предусматривает, что медицинское освидетельствование граждан с целью выявления ВИЧ-инфекции проводится только добровольно, за исключением случаев обязательного освидетельствования отдельных категорий лиц (доноры; работники медицинских учреждений, учреждений общественного питания и др.; осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы).

Широкий круг норм, предписания которых гарантируют неприкосновенность личности, содержится в законодательстве, регламентирующем юрисдикционную деятельность государственных органов. Так, привод, задержание, арест, личный обыск и другие принудительные действия допускаются лишь при наличии перечисленных в законе оснований и в установленном им порядке.

Проведение таких процессуальных действий, как освидетельствование и следственный эксперимент, допускается, согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ, лишь при условии, что этим не создается опасность здоровью человека.

Исчерпывающе указаны в законе и случаи ограничения свободы и личной неприкосновенности в сфере административных правоотношений: при доставлении административного правонарушителя, задержании, личном досмотре (КоАП РФ).

2. В Российской Федерации установлены конституционные требования к процедуре принятия решения о применении в отношении лица такой меры пресечения или наказания, как лишение человека свободы. Одним из достижений Конституции РФ является установление судебного порядка ареста, заключения под стражу и содержания под стражей. Положение ч. 2 ст.

22 Конституции РФ соответствует требованиям ч. 4 ст.

9 Международного пакта о гражданских и политических правах, определяющим, что каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

До принятия Конституции РФ 1993 г. эти вопросы входили в компетенцию прокурора, который в большинстве случаев принимал соответствующие решения по существу в отсутствие подозреваемого лица. Теперь эти процедуры предполагают участие в них гражданина, который должен предстать перед судом.

Кроме того, особенностью судебного рассмотрения данных вопросов является возможность участия в нем не только лица, в отношении которого будет приниматься решение, но и адвоката (защитника), прокурора, т.е. сторон — защиты и обвинения. При этом должен обеспечиваться принцип равенства сторон.

Новым в Конституции РФ является и сокращение срока досудебного задержания. Лицо, подозреваемое в совершении уголовно наказуемого деяния, не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов, тогда как ранее этот срок составлял 72 часа.

Актуальным вопросом в отношении гарантий свободы личности является проблема избрания в качестве меры пресечения содержание под стражей на период проведения следствия и судебного разбирательства.

В Российской Федерации порядок применения международно-правовых стандартов в этой сфере в некоторых аспектах рассмотрен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

В пункте 14 данного Постановления говорится, что при решении вопросов о продлении срока содержания под стражей судам надлежит учитывать, что, согласно п. 3 ст.

5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

Пленум Верховного Суда РФ отметил также, что при принятии решения «О заключении обвиняемых под стражу в качестве меры пресечения, о продлении сроков содержания их под стражей, разрешая жалобы обвиняемых на незаконные действия должностных лиц органов предварительного расследования, суды должны учитывать необходимость соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, предусмотренных статьями 3, 5, 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (п. 15 Постановления).

Источник: http://konstRF.ru/22

Статья 22 Конституции РФ

Право на свободу и личную неприкосновенность конституция

1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

2. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Комментарий к Статье 22 Конституции РФ

1. За понятием свободы стоят необозримые многовековые философские, этические и правовые размышления.

В философско-правовом понимании свобода является смыслом, надеждой и целью человеческого бытия, естественной и неотъемлемой основой внутренней природы человека.

Наряду с достоинством человеческой личности свобода составляет фундамент всех индивидуальных прав, является главной ценностью права и критерием правового государства.*(221)

Свобода состоит в возможности жить по-своему, по собственному самовыражению, в отсутствии препятствий к волевому действию, в “возможности делать все, что не приносит вреда другому”.*(222) Свобода является антитезой всякому рабству и неволе, физическому и духовному насилию и принуждению, всякой зависимости и ограничению, всякому обязыванию и подчинению.

Защита личной свободы – физической и психической неприкосновенности в классическом понимании – есть ограждение от частной зависимости, и прежде всего от деспотических и произвольных стеснений со стороны государственной власти.

*(223) Гарантии этой защиты опирались на идеи законности и независимой и беспристрастной судебной процедуры. Впервые они были воплощены еще в Великой хартии вольностей 1215 г.

: “Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или каким-либо иным способом обездолен иначе, как по законному приговору и по закону страны”.

Правовое положение лица, находящегося под стражей до суда и процедура судебного подтверждения оснований для ареста была урегулирована в известном акте 1679 г. и получила название habeas corpus. В последующее время эти наиболее важные гарантии свободы и неприкосновенности личности вошли в национальные конституции и были отражены в международных соглашениях о правах человека.

Элементы habeas corpus как гарантии судебной защиты против незаконного посягательства на свободу и личную неприкосновенность содержатся во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. (ст. 3, 9 и 10), в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 9).

Но наиболее подробно они развиты в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 5), где определены возможные основания законного ареста и содержания под стражей и обязательность судебной процедуры заключения под стражу.

Подозреваемый должен быть незамедлительно доставлен к судье и имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу.

Право, провозглашенное в ч. 1 ст. 22 Конституции, отмечал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 13.06.

1996 N 14-П*(224), включает, в частности, право не подвергаться ограничениям, которые связаны с применением таких принудительных мер, как задержание, арест, заключение под стражу или лишение свободы во всех иных формах без предусмотренных законом оснований, санкции суда, а также сверх установленных либо контролируемых сроков.

Вместе с тем, будучи неотчуждаемым и принадлежащим каждому от рождения, право на свободу в силу ч. 2 ст. 22 Конституции может быть правомерно ограничено при аресте, заключении под стражу и содержании под стражей.

2. Задержание, арест, заключение под стражу и содержание под стражей, несмотря на различие в их процессуальных определениях, по сути есть лишение свободы.

Европейский Суд по правам человека, истолковывая соответствующие положения Конвенции, отмечал, что вследствие разнообразия правовых норм лишение физической свободы фактически может приобретать многочисленные формы, не всегда адекватные классическому тюремному заключению, и предлагал оценивать их не по формальным, а по сущностным признакам, таким как принудительное пребывание в ограниченном пространстве, при невозможности свободного передвижения и установления общественных контактов по собственной воле.*(225) Это важно, в частности, и для определения того момента, с которого начинается ограничение и возникает право на защиту.

В своем Постановлении от 03.05.

1995 N 4-П Конституционный Суд РФ отмечал, что не только реальные ограничения, но и выявившаяся их опасность, прежде всего угроза потерять свободу, нарушают неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывает давление на сознание и поступки человека.

Любой опасности ограничения свободы и личной неприкосновенности должно противостоять право на судебное обжалование, которое гарантирует проверку в том числе законных оснований для вынесения решения о заключении под стражу, и защиту от произвольных ограничений этих прав.*(226)

Следует отметить, что право, предусмотренное в ч. 2 комментируемой статьи в силу принципа, закрепленного в ст. 18 Конституции, имеет характер прямого непосредственного действия, что отметил Конституционный Суд в Постановлении от 14.03.2002 N 6-П*(227), признав, что положения п.

6 раздела второго “Заключительные и переходные положения” о сохранении до внесения изменений в законодательство прежнего (внесудебного) порядка ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, исчерпали свое временное переходное значение и не подлежат применению после 1 июня 2002 г.

В соответствии с этим были внесены изменения в УПК и административное законодательство.

Для уяснения ряда терминов и положений ч. 2 ст. 22 Конституции следует также обратиться к текущему законодательству.

В настоящее время по российскому законодательству ограничения физической свободы и неприкосновенности личности допускаются: а) как меры процессуального принуждения для обеспечения правосудия по уголовным делам и делам об административных правонарушениях; б) в некоторых иных случаях, когда это оправдано необходимостью поддержания воинской дисциплины (дисциплинарный арест)*(228), в отношении душевнобольных, представляющих опасность для окружающих (принудительное помещение в лечебные учреждения)*(229), в целях борьбы с детской беспризорностью и правонарушениями несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности (направление в учебно-воспитательные учреждения закрытого типа)*(230). Все эти случаи подпадают под основания, предусмотренные ч. 1 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека, и предполагают судебный контроль за правомерностью ограничений свободы.

Кодекс РФ об административных правонарушениях в качестве крайней и исключительной меры наказания за отдельные наиболее серьезные правонарушения предусматривает административный арест, который заключается в содержании нарушителя в условиях изоляции от общества до 15 суток, а за нарушения требований режима чрезвычайного положения или режима в зоне проведения контртеррористической операции – до 30 суток. Административный арест назначается судьей (ст. 3.9 КоАП РФ).

Как меры обеспечения производства по делу об административных правонарушениях, связанные с временным принудительным ограничением свободы КоАП предусматривает доставление, административное задержание и привод (ст. 27.1).

Доставление, как и привод, является принудительным препровождением лица при невозможности иного для составления протокола, совершения других процессуальных действий по делу об административном правонарушении (ст. 27.2, 27.15).

В исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения постановления по нему, возможно административное задержание, т.е.

кратковременное ограничение свободы физического лица, в отношении которого ведется административное преследование. Как правило, срок административного задержания не должен превышать три часа, однако предусмотрены исключения.

По делам о нарушении режима Государственной границы РФ, о нарушении таможенных правил, а также в отношении правонарушений, которые могут быть наказаны административным арестом, привлекаемое к ответственности лицо при определенных законом основаниях может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов. Продление этого срока не предусмотрено (ст. 27.3-27.5).

Наибольшим по срокам и тяжким по режиму ограничениям свободы может быть подвергнуто лицо, осужденное за совершение преступлений. Уголовный кодекс предусматривает в качестве наказания ограничение свободы (ст. 53), арест (ст. 54), содержание в дисциплинарной воинской части (ст.

55), лишение свободы на определенный срок (ст. 56) и пожизненное лишение свободы (ст. 57)*(231). Все указанные виды наказаний могут быть назначены только приговором суда по результатам рассмотрения уголовного дела, что соответствует понятию “содержание под стражей” в ч. 2 ст. 22 Конституции и основанию, указанному в п.

“а” ч. 1 ст. 5 Европейской конвенции.

Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность задержания, ареста и принудительного привода как мер процессуального принуждения для обеспечения уголовного судопроизводства.

Так, лицо, подозреваемое в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, может быть задержано в случаях, (1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; (2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; (3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления. Подозрение может основываться также на иных процессуальных данных, не перечисленных выше. В этом случае задержание возможно при наличии одного из следующих условий: (1) лицо пыталось скрыться; (2) лицо не имеет постоянного жительства; (3) не установлена личность подозреваемого; (4) в отношении этого лица в суд направлено ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 91 УПК РФ).

Моментом фактического задержания следует признать момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 15 ст. 5 УПК), а не момент доставления его в компетентный орган или время составления протокола задержания.

Задержанному или заключенному под стражу незамедлительно (согласно ч. 1 ст. 92 УПК в срок не более 3 часов) должны быть сообщены причины и основания лишения его свободы и предоставлена квалифицированная юридическая помощь (см. Постановление КС РФ от 27.06.

2000 N 11-П*(232)).

Срок задержания подозреваемого без решения суда не может быть более 48 часов.

В этот срок дознание, следствие или прокурор обязаны либо освободить задержанного, либо получить положительное решение суда по своему ходатайству об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей.

Если такое решение не получено в течение 48 часов с момента задержания, подозреваемый подлежит немедленному освобождению (ст. 94 УПК).

Законными основаниями для избрания меры пресечения, в том числе в виде заключения под стражу (ареста), является наличие достаточных оснований полагать, что подозреваемый или обвиняемый (1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда; (2) может продолжить заниматься преступной деятельностью; (3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора (ст. 97 УПК). При решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения и определении ее вида и наличии соответствующих оснований должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (ст. 99 УПК РФ).

Источник: http://ConstRF.ru/razdel-1/glava-2/st-22-krf

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.